290  Сотни верст выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.
275  Жизнь — это миг. Ее нельзя прожить сначала на черновике, а потом переписать на беловик.
280  Бди, копти и не траться на суету!
272  Такова уж человеческая судьба: если не ошибаешься в главном, то будешь ошибаться в частностях. Никто не знает настоящей правды.
274  Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?